Тема: Свирепые трансильванско-тобольские волки

Что я прочел на прошлой неделе: Свирепые трансильванско-тобольские волки
09:44 / 29 ноя., 2013 Федор Корандей

19 ноября 2013 г. Автор этих строк простыл, и от нечего делать принялся читать «Дракулу» Брэма Стокера. Неизвестный ранее факт о «Дракуле»: ближе к концу, в 24 главе, когда команда борцов с вампиром под руководством профессора Ван Хельсинга строит планы карательной экспедиции в Трансильванию, один из них, техасец и ветеран фронтира, предлагает вооружиться винчестерами:
Насколько я понял, — заметил Квинси Моррис, — граф родом из страны волков; возможно, он доберется туда раньше нас. Предлагаю дополнить нашу амуницию винчестерами. Они очень выручают во всех затруднительных обстоятельствах. Помнишь, Арт, как за нами гналась волчья стая в Тобольске (at Tobolsk)? Чего бы мы не дали тогда за хорошую винтовку! (Цит. по переводу Т. Красавченко).
Упоминание родных мест в романе, входящем в десятку самых популярных романов девятнадцатого столетия, кажется, заслуживает особого внимания. Чтобы проверить некоторые догадки, пришлось сесть к компьютеру и переместиться в Архив Интернета, где за полчаса были обретены в открытом доступе почти все книги, которые исследователи творчества Стокера обычно называют его источниками. Итак, когда отец Дракулы собирал материал для описания Трансильвании, он, скорее всего, пользовался cледующими изданиями (заодно мы будем примечать, что и как в них говорится о волках):
1) В «Отчете о княжествах Валахии и Молдавии» Уильяма Уилкинсона (Лондон, 1820), упоминалось лишь, что местные медведи, волки и лисы отличаются довольно робким характером, «за исключением холодных зимних ночей, когда они сбиваются в большие стаи» (с. 128).
2) Изданная сорок лет спустя книга Чарльза Бонера «Богатства и народы Трансильвании» (Лондон, 1865) существенно укрепляла волчью репутацию Трансильвании. Путешествуя по стране, Бонер много слышал об огромном числе местных волков, но лицом к лицу с ними, однако, столкнулся лишь однажды, когда волк зимней ночью перебежал ему дорогу.
3) Слухи о чрезвычайном обилии волков воспроизводили затем Кросс в «Путешествии по Карпатам» (Эдинбург, Лондон, 1878),
4) и Мазучелли в «Путешествии по горам и равнинам Венгрии» (Лондон, 1881): последнего автора поразили специальные ограды, которыми защищаются от волков местные кладбища.
5) Последним из читавшихся Брэмом в начале 1890-х гг. путевых описаний Карпатского региона, которое мне удалось посмотреть, стала монография «Трансильвания: факты, статистика, легенды» Эмили Жерар (Эдинбург, Нью-Йорк, 1888). В этой книжке была специальная глава, посвященная легендам народов Трансильвании о волках-оборотнях. Необычайную популярность этих легенд Жерар объясняла, да, «тем, что настоящие волки здесь все еще многочисленны» (с. 187 американского издания). В другой главе, где описывался животный мир Трансильвании, это изобилие подтверждалось снова общими фактами из третьих рук — «когда я была в Германштадте, то сообщали, что несколько ночей подряд в нижнем городе видели большого серого волка» (с. 293).
6) Добавим к этому карпатские воспоминания брата писателя — Джорджа Стокера, изданные в 1878 г. в Лондоне. Книгу эту я не видел, но, судя по пересказам, она включала в себя свидетельство о том, что зимний холод гонит волков с гор в деревни, где они производят разорение.
Таким образом, во всех этих книгах, которыми Стокер пользовался, когда сочинял трансильванскую часть эпопеи страшного графа, мы не обнаруживаем прототипа центрального «волчьего» эпизода «Дракулы» — погони, которую пережил Джонатан Харкер по пути в замок графа в начальных главах книги. Жерар сообщает о волчьем обычае нападать на повозки (с. 294), и эти несколько абзацев действительно могли вдохновить Стокера на введение такого эпизода, но, для придания повествованию большей живости, ему бы, наверное, понадобился дополнительный материал. Где же он его взял?

https://lh3.googleusercontent.com/-9iwRslhYIGw/UpbGcZQIw4I/AAAAAAAAAHs/lgJAO4zxz9I/w600-h354-no/ALFRED%257E2.JPG
Альфред Ковальский-Веруш (1849–1915). «Тройка, преследуемая волками». Вариант 1. Викисклад.
21 ноября 2013 г. Возможно, где-то в литературе о Восточной Европе. Дракула воплощает в себе массу политических, культурных и географических стереотипов, с помощью которых создатель романа и его первые читатели представляли себе таинственную восточную половину Европы. Библиография темы просто огромна. «Турист с Запада: «Дракула» и тревога обратной колонизации" (американский специалист по викторианской литературе, 1990), «Дракула и восточный вопрос» (английский филолог, 2006), «Восточноевропейский контекст «Дракулы"" (еще один филолог, постмодернист из Болгарии, 2007), «Почему вампиры происходят из Восточной Европы?» (географ из Джорджии, 2011), наконец, «Брэм Стокер и русофобия» (филолог из Северной Каролины, 2006).
Последняя книга — хорошее, годное исследование русских аллюзий, которыми переполнена история о графе из Трансильвании. Образ Дракулы, несомненно, воплощал в себе тревоги, которые англичане викторианской поры испытывали по поводу Российской империи и попадавших в зону ее влияния cлавянских балканских государств. Семейная история Дракулы, о которой он рассказывает своему гостю в третьей главе романа, распространяется далеко за пределы Трансильвании, и включает в себя угров (тех, что когда-то пришли в Венгрию из Западной Сибири) и гуннов, родину которых тоже часто ищут на территории России. Далее подробности, позволяющие связать Дракулу с Россией, не иссякают. Остановимся только на том, что касается волков.
Вот Дракулу везут на русской шхуне «Димитрий» в Англию (глава VII). По пути Дракула уничтожает экипаж и сходит на землю в образе волка. Российский консул берет опустевшую шхуну под свое покровительство и оплачивает портовые сборы. Таким образом, Дракула получает официальное приглашение (а вампир может войти в дом только по доброй воле хозяина) и в следующий раз, в XI главе, предстает уже в образе английского волка из лондонского зоосада.
Следующий заметный «волчий» эпизод романа тоже содержит в себе русский след. Это уже нам известный план подготовки экспедиции в Трансильванию. Дракула бежит из Британии на корабле «Царица Екатерина» (!), а по следу его отправляется команда мстителей. Как замечает автор книги «Стокер и русофобия», монолог Квинси Морриса о Тобольске и винчестерах может быть отсылкой к знаменитой коллизии Крымской войны, связанной с тем, что англичане, имевшие в распоряжении современные нарезные винтовки, приобрели подавляющее преимущество над русскими, которые гладкоствольные ружья кирпичом чистили.
Наконец, все же — погоня из начала романа (I глава). Напомним содержание этой части.
Джонатан Харкер едет в гости к графу Дракуле. На станции его ожидают. Прощаясь, один из попутчиков Харкера вдруг произносит строчку из стихотворения поэта Бюргера «Гладка дорога мертвецам» (в другом рассказе Стокера — «Гость Дракулы» — это изречение начертано на стене гробницы «русскими буквами»). Харкер садится в карету к зловещему вознице (он не знает, что это сам граф). Карета ездит кругами, но Харкеру страшно задавать какие-то вопросы. В полночь начинают выть собаки, с гор им вторят волки. Лошади страшно пугаются, возница сходит с козел и ласково уговаривает их. Карета мчится сквозь туннель из высоких деревьев. Идет снег, волки подходят ближе. Слева вспыхивает огонек. Время от времени возница спускается со своего места и проделывает с огоньками странные манипуляции. Иногда огонь просвечивает сквозь него. В конце главы, когда возница снова покидает карету, восходит луна и Харкер видит, что окружен кольцом волков. На его счастье, возница быстро возвращается. Луна заволакивается тучами. Путники приезжают в замок.

https://lh5.googleusercontent.com/-t7sRhqTNnXc/UpbGcQqH6HI/AAAAAAAAAHo/-TfYdzOr49k/w600-h386-no/ALFRED%257E1.JPG
Альфред Ковальский-Веруш (1849–1915). «Тройка, преследуемая волками». Вариант 2. Викисклад.
23 ноября 2013 г. Теперь можно сравнить это описание с некоторыми текстами, которые были составлены британскими путешественниками по Западной Сибири накануне создания романа о Дракуле. Западная Сибирь, вероятно, была лишь одним из множества пространств Российской Империи, где путешественник конца XIX в. мог встретить волка (см. многочисленные картины польского художника Ковальского, который очень любил этот сюжет). Все же не хочется думать, что тобольские волки были упомянуты Стокером случайно.
Первый текст принадлежит перу Кэт Марсден. Эта английская сестра милосердия путешествовала по Сибири в 1890–1891 гг., а ее книга «Верхом и на санях к сибирским прокаженным» впервые была опубликована в Лондоне в 1891–1893 г. Место действия — окрестности Екатеринбурга. Второй текст — сочинение английского журналиста Гарри де Уиндта, называвшееся «Сибирь как она есть». Книга была выпущена в Лондоне в 1892 г. Де Уиндт едет из Тюмени в Иевлеву. Брэм Стокер начал писать «Дракулу» в 1890, а издал в 1897 г.
1) «Добавьте ко всему постоянные вопли ямщика, который полагает делом своей чести перекричать дорожные колокольчики. Вы весело мчитесь, лошади несутся как на пожар, подобно горячим коням Фаэтона. Вопли вашего молодого Иегу* становятся только громче, когда вы пролетаете мимо деревень, пугая бедных поселян, которые разбегаются во все стороны… Следом бегут собаки, отвлеченные от своих обычных мирных занятий, и составившие вокруг вас живейший эскорт, лающий, воющий, дерущийся, допрыгивающий даже до лошадиных морд. Стремительно наступает ночь… Вы проезжаете мимо каких-то слабых огней, и вам кажется, что это мерцают огоньки в окнах какой-то маленькой лесной деревни.
— Эй, ямщик, — восклицает ваша попутчица, — можем мы на минуточку остановиться в этих избушках?
— Чего, барыня?
— Там огни, в избушках, можем мы там отдохнуть?
— Огни? Да это серые пошли!
— Ох!
Вы знаете, что ехать быстрее невозможно, но все же призываете ямщика поторопиться. Вы осторожно оглядываетесь, чтобы узнать, все ли еще видны позади эти сверкающие глаза. Ваш Иегу тем временем делает могучий рывок. Свистит хлыст, шлепают поводья. «Ну, голубушки, ну, сестрицы», — ямщик ласково уговаривает уставших животных, перемежая свои увещевания дикими воплями."
2) «От усталости я погрузился в неспокойный сон — то была разновидность кошмара, в которой перемешались впечатления дня — татарские похороны, пароходы, Наденьки, ямщики и трясущиеся повозки. Вдруг раздался удар, я проснулся и обнаружил себя растянувшимся во всю длину на земле. Наш тарантас стоял в стороне, а маленький татарин проклинал испуганных лошадей… Дамоклов меч упал: когда ехали галопом, треснула ось, разбив в двух местах колесо… Тонкий серебряный месяц быстро скрылся в облаках, и мне пришлось вздремнуть. Мы находились в сердце обширной равнины, изредка перемежавшейся черными полосами сосняка. Далеко на горизонте горело несколько огней. Это Усалка (Oshalka). Мы проехали шестьдесят верст. До Иевлевой оставалось двадцать…
— Три дня назад была тут деревня, — сказал, наконец, ямщик, испытывая, вероятно, некоторые сомнения по поводу того, могли ли дома ее в эти три дня исчезнуть, — но что-то я не вижу. В этот момент дикий, ужасный вой нарушил мертвую тишину — потусторонний, потрясающий вой, за которым последовал хор оглушительных подвываний, прерывавшихся коротким лаем, ворчанием и борьбой. — Волки! — сказал мой спутник. — Поблизости здесь овчарня; а значит и деревня недалеко. Пойдем, барин, попытаем счастья.»
И так далее.

*Иегу (Ииуй), царь Израиля, история которого рассказана в 4 книге Царств Ветхого Завета. Когда Господь помазал Иегу на царство, последний сверг своего предшественника, примчавшись на лихой колеснице.

Источник: http://www.vsluh.ru/author_posts/275125

ICO лотерея на блокчейне, вход из РФ через TOR или VPN