На главную фильмы о Вампирах, книги о Вампирах, форум о Вампирах, как стать Вампиром, существуют ли Вампиры, Вампиры фото, Вампиры игры, Вампиры в кино, Вампиры в литературе


Вверх Вниз
  |Романы|Рассказы|Статьи|Творчество|
Статьи о Дракуле
Тайны Дракулы

                    Оригинальная статья - Глубже в кроличью нору Дракулы

                                                   Джоуэл Эмерсон  

   Проницательный читатель "Дракулы" найдет много очевидных несоответствий, неполные нити сюжета, иначе говоря "свободные концы" всюду разбросанные по ходу событий романа. В то время как многие просто отклонили эти несогласованности и неточности как бедность стиля со стороны Брама Стокера, редкие из них, задаются вопросом, нет ли других частей этого романа, помимо известных …
   Большинство читателей знакомо с предисловием, которое появляется в начале "Дракулы":
   "Данное предисловие будет объяснением последовательности записей, помещенных здесь. Все бесполезные вопросы устранены, так, чтобы история выглядела, как обычный факт, по сравнению с современными взглядами. Она не содержит событий недостоверных, и неточных записей, с точки зрения и знаний тех, кто принимал в них участие."
   Но есть другое предисловие, более редкое и гораздо более полное, которое может быть найдено в 1901 Исландском издании романа, - переведенном вновь на английский язык – вот оно:
   "Читатель этой истории очень скоро поймет, как события, описанные на этих страницах, были постепенно соединены, в логическое целое. Кроме незначительных деталей, которые я счел ненужными, я позволил вовлеченным людям, связывать их опыты собственным способом; но, по очевидным причинам, я изменил имена людей и упомянутых мест. Во всех других отношениях я оставляю рукопись неизменной, из уважения к пожеланиям тех, кто решил обнародовать их широкой публике. Я глубоко убежден, что без сомнения, изложенные события, действительно имели место, какими бы невероятными и непостижимыми они могли бы показаться на первый взгляд. И я далее убежден, что они должны всегда оставаться до некоторой степени непостижимыми, хотя продолжение исследования в психологии и естествознании, в последующие годы, может дать логические объяснения таких странных случаев, которые, в настоящее время, ни ученые, ни тайная полиция не могут понять. Я заявляю снова, что эта таинственная трагедия, которая здесь описана, полностью верна во всех ее внешних проявлениях, хотя естественно я имею мнение в некоторых вопросах противоположное мнениям участников, вовлеченных в историю. Но события неопровержимы, и так много людей знают о них, что они не могут отрицаться. Этот черед преступлений еще не стерт из памяти - черед преступлений, которые, кажется, происходят из того же самого источника, и которые в то же самое время вызывали так много отвращения у людей повсюду, как убийства Джека Потрошителя, который вошел в историю немного позже. Умы различных людей возвратятся к замечательной группе иностранцев, которые несколько лет подряд играли выдающуюся роль в жизни аристократии здесь в Лондоне; и некоторые будут помнить, что один из них исчез внезапно без очевидной причины, не оставив и следа. Все люди, которые сыграли более или менее значительную роль в этой необычной истории, известны и уважаемы. И Джонатан Харкер и его жена (женщина с характером) и доктора Сьюард - мои друзья на протяжении многих лет, и я никогда не сомневался, что они говорили правду; и весьма уважаемый ученый, который появляется здесь под псевдонимом, также слишком известен во всем ученом мире под его настоящим именем, которое я не желал называть, скрыл от людей – особенно от тех, кто перенимал его опыт, ценит и уважает его гений, хотя и не придерживаются его взглядов. Но в наше время очевидно для всех «что существуют вещи, которых ты не понимаешь, но которые тем не менее существуют.

Лондон, Август 1898 B.S."

    Пять важных вопросов могут быть подняты после прочтения этих двух вступлений:

1. Действительно ли Брам Стокер был редактором - не автором – "Дракулы"?
2. Можно ли верить мнениям главных героев?
3. В каком году события романа имели место?
4. Была ли связь между Дракулой и Джеком Потрошителем?
5. Нужно ли более детально исследовать образ Артура Холмвуда?

   Любой желающий приблизится "к сути", того, что действительно происходило согласно роману, должен разобраться углубленно в этих пяти вопросах. Хотя ответы не дадут никаких определенных выводов, однако приблизят читателя к истине.

1. Действительно ли Брам Стокер был редактором - не автором - Дракулы?

   Первое предисловие гласит "предисловие будет объяснением последовательности записей, помещенных здесь", "все бесполезные вопросы устранены", "не содержит … неточных записей". Эти замечания дают понять, что имело место редактирование, был включен один текст, в то время, как изъят другой. Кроме того, заключительная часть, объясняет, «с точки зрения и знаний тех, кто принимал в них участие», наличие многих авторов, а не одного, пишущего от нескольких персонажей.
   Предисловие исландского издания подтверждает факт редактирования фразами "кроме незначительных деталей, которые я счел ненужными" и "по очевидным причинам, я изменил имена людей и упомянутых мест". Здесь автор предисловия - и таким образом редактор работ различных главных героев - даже подписывает это предисловие непосредственно "B.S" – инициалами, принадлежащими без сомнения самому Брэму Стокеру.
   Кроме того, запись Брэма Стокера обращает внимание, что в музее Розенбах в Филадельфии хранятся свидетельства, относительно героев и событий, не вошедших в официальную версию романа, участие полицейского инспектора, тайного следователя, и художника, присутствие Графа на одном из званных обедов у главного героя, частное приключение в Трансильвании Квинси Морриса, и прочее. Это может говорить о том, что Стокер, непосредственно, как редактор, выбрал, что включить, а что убрать из повествования.
   Таким образом, становится ясно, что Брэм Стокер являлся редактором рассказов различных главных героев романа, а не прямым автором.

2. Можно ли верить мнениям главных героев?

   Стокер объясняет в первом введении, что текст книги "не содержит событий недостоверных, и неточных записей, с точки зрения и знаний тех, кто принимал в них участие". Кажется, что он делает скидку на возможность отрицания правдивости событий, с точки зрения их участников. Его дополнение "бесполезные вопросы устранены, так, чтобы история выглядела, как обычный факт, по сравнению с современными взглядами", может даже навести на мысль о том, что некоторые главные действующие лица, хотели добавить или изменить информацию в последствии, но не смогли этого сделать.
   В Исландском предисловии, Стокер открыто заявляет, "естественно я имею мнение в некоторых вопросах противоположное мнениям участников, вовлеченных в историю", таким образом, подтверждая, что -, по крайней мере, с точки зрения его, Стокера – события, действительно имевшие места, и события, с точки зрения участников – выглядит совершено по-разному.
   После чтения текста "Дракулы", понимаешь, что лишь на немногих героев можно положиться, чтобы восстановить фактический, непредвзятый ход событий.
   Джонатан Харкер страдал от "воспаления мозга" вначале истории, и был склонен к нему в последствии (как мы видели, он почти упал в обморок, увидев Графа на улицах Лондона, и был не в состоянии вспомнить эпизод какое-то время).
   Мина Харкер была очевидно под гипнотической властью Графа, и ей не разрешалось участвовать на многих совещаниях с мужчинами. Хотя и упоминается о том, что 28 октября немертвый отказался от чтения мыслей Мины, но Ван Хельсинг продолжает замечать ее метаморфозы в вампира. Таким образом, ничему, что говорит Мина нельзя доверять, начиная со 2-го октября, когда она испробовала кровь Дракулы, или даже ранее.
   Люси Вестерн лгала так много раз - матери, Мине, каждому - что фактически трудно проследить за ней. Даже перед ее первым столкновением с Дракулой, она гордится тем, что доктору Сьюарду "попался крепкий орешек". И конечно как только она сталкивается с Дракулой, все, что она говорит и делает становится под большим подозрением.
   Профессору Ван Хельсингу тоже сложно доверять, хотя, он и является краеугольным камнем группы. Он говорит в загадках, пропускает важную информацию, и очевидно склонен к истерике, ибо его мнение неоднократно ставилось под сомнение здравомыслящим доктором Сьюардом. Кроме того, как показывают его беседы с доктором Сьюардом, он также имеет эмоциональные перегрузки, в следствии потери сына и сумасшествия жены: «Мое сердце болит за бедного мальчика, этого милого мальчика, которому столько же лет, сколько было бы моему сыну, если бы на мне лежало благословение, и он существовал», «моя бедная жена мертва, хотя жива по законам церкви, даже я, честнейший муж этой не вполне существующей жены, оказываюсь двоеженцем.»
   Доктор Сьюард имеет свои эмоциональные проблемы. Его первые страницы дневника говорят о том, что он томящийся от любви трудоголик. Позже в тексте, он все еще проявляет муки депрессии "в моем ны¬нешнем состоянии единственное облегчение — работа". Кроме того, он признается в заблуждении относительно Ренфилда ("Я положительно забросал его вопросами, рас¬спрашивал о всех причинах его галлюцинации; конечно, это было жестоко с моей стороны. Теперь я это вижу. Я как бы старался поймать центральную точку его ненормальности — вещь, которой я избегаю у других пациентов») и сражения с самим собой, чтобы не уподобится пациенту («не следует часто предаваться этим мыслям, иначе искушение будет слишком сильно").
   Наконец, создается впечатление, что доктор Сьюард, вполне может быть наркоманом, употребляющим хлорал: "Надо поостеречься, чтобы это не вошло в привычку."
   И Артур Холмвуд … хорошо, он будет обсужден должным образом в далее.

3. В каком году события Дракулы имели место?

   Вычисление точного года, событий описанных в "Дракуле", всегда было вызовом. Если читатель должен отбросить недоверие и принять содержание романа, как факт, поскольку Стокер настаивает на этом во вступлении, то события, задокументированные в тексте логически произошли перед его публикацией в 1897... но насколько раньше?
   Некоторые культурные детали в пределах романа – наподобие ссылки на смерть известного невропатолога Мартина Шарко, и банального использования термина "новые женщины" - казалось бы, определяют приблизительно 1893 год. К тому же, календарные даты, внесенные в список в Примечаниях совпадают с таковыми из 1893. Однако, заключительное примечание Харкера в конце книги датируют большую часть событий по крайней мере за семь лет до издания. Мы знаем, что книга увидела свет в 1897, который таким образом требует, чтобы история произошла до 1890, несмотря на предварительно упомянутую ссылку на 1893.
   Кроме того, некоторые из примечаний Стокера, размещенных в музее Розенбах датированы по крайней мере уже 1890. Если он начал редактировать различные журналы в 1890, то события, описанные в них, должно быть, имели место за год до этого.
   Теперь благодаря редкой Исландской версии введения, мы можем судить, что Стокер, определенно связывает события романа со временем бесславного Джека, убийцы Потрошителя, с пометкой: "Этот черед преступлений еще не стерт из памяти - черед преступлений, которые, кажется, происходят из того же самого источника, и которые в то же самое время вызывали так много отвращения у людей повсюду, как убийства Джека Потрошителя, который вошел в историю немного позже». Даная запись может отнести события романа к 1888 году, когда Джек совершал свои преступления."

4. Была ли связь между Дракулой и Джеком Потрошителем?

   Теперь, когда мы установили год событий романа как 1888, и связали с Джеком Риппером, упоминаемым в Исландском предисловии, нужно задаться вопросом, есть ли более конкретная связь между Графом и Потрошителем.
   Хотя нет никакого заключительного свидетельства, найденного в пределах текста романа непосредственно, мы знаем, что одно из зданий Графа было расположено в Мил Энд Нью Тауне, вблизи Вайтшейпла.
   Вот – некая заметка из газеты 1888 года:

   Лондон Таймс, 11-ого сентября

   "Описание мужчины … довольно темная борода и усы. Костюм, темный жилет и брюки, черный шарф, и черная фетровая шляпа. Говорил с иностранным акцентом."

   The East London Advertiser, 6-ого октября

   "Жажда Крови"

"Два новых убийства, которые были совершены в Вайтшейпле, пробудили негодование и поразили воображение Лондона в немалой степени. Люди чувствуют, что они - лицом к лицу с некоторым ужасным и экстраординарным наркоманом природы. Столь необъяснимы и ужасны обстоятельства, окружающие преступления, что людей затрагивают они также, как страшные истории детей. Невозможно объяснить, прибегая к обычным гипотезам, эти кровавые события, невольно ассоциирующиеся с тайными силами и старыми мифами. Вампиры, вампиры, кровопийцы, и все ужасное множество басен, которые были накоплены всюду столетиями, оживают, и захватывают, возбуждая тревогу. Все же самое болезненное воображение не может придумать ничего хуже ужасной действительности; может ли быть, что-то более ужасающее, чем сама мысль о существе в человеческом обличии, украдкой проникшем в большой город, горящем жаждой человеческой крови, и обеспеченном такой дьявольской проницательностью, которая позволяет ему удовлетворить его жестокую жажду с абсолютной безнаказанностью?"

5. Нужно ли более детально исследовать образ Артура Холмвуда ?

Этот вопрос, возможно, является самым интересным из всех. Было множество подозрительных событий, окружающих Артура Холмвуда, так что можно смело подвергать сомнению его роль и мотивы в романе.

[1] Артур Холмвуд и его два очень близких друга- Квинси Моррис и Джон Сьюард - все трое предлагают руку и сердце Люси в один день. Позже, они все собираются, чтобы обсудить важные вещи, как Артур говорит в его телеграмме: "у меня есть такая новость, что берегите уши."
[2] Артур всегда загадочно отсутствует в течение времени, когда здоровье Люси ухудшается.
[3] Невеста Артура - Люси, мать Люси, и отец Артура все умирают в течение дня или двух друг за другом. (Начальник Джонатана Хаукинс также умирает в то же самое время, хотя текст не делает никаких прямых связей с Холмвудом)
[4] В дополнение к его собственному наследству, Артур также получает состояние Люси и ее матери, благодаря юридической договоренности настолько специфический что, даже адвокаты матери Люси пытались говорить об этом.
[5] Доктор Сьюард обращает внимание на то, что Артур не сообщил по возвращении, что его дневники были сожжены.
[6] Ренфилд хорошо знаком с Холмвудом, и говорит, что он знал отца Артура, как помощник в Виндхеме.
[7] Утешая Артура после смерти Люси, Ван Хельсинг рассказывает, что его жена обезумела, а сын погиб, и Профессор любит теперь Артура, как своего потерянного сына.

Итог …?

Имелась ли связь, и если да, то какая между Дракулой и убийцей Потрошителем? Артур Холмвуд выглядит весьма сомнительно, мог ли он использовать появление Графа в своих целях? Хотя мы никогда не сможем заявить наверняка, что редакция записей Стокером, позволила нам найти ключ к пониманию истинной цепи событий, почти спровоцировавших захват Лондона не мертвыми.
Если Вы нашли эти вопросы интригующими, знайте - они являются темой расширенных особых пересмотров "Дракулы", - обращайтесь

The Un-Dead (HC ISBN: 978-1-4257-5040-4, PB ISBN: 978-1-4257-5031-2).

Перевод: Амаранта http://amaranta.at.ua/

Оригинал статьи:  The Dracula Innocence Project

:: Вернуться к списку ::